На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Daily Storm

640 подписчиков

Свежие комментарии

  • Eduard
    Ютуб не только видео ролики,но и постоянное вранье,пиар Украины,а также мошейников России,Депутат Антон Гор...
  • Eduard
    Мы их 8 лет вели!Член российской д...
  • Иван Челядюк
    лишить звания,имущества в РОССИИ...Пугачева написала...

«Не ожидали, что мы согласимся»: ветеран СВО рассказал, как снялся в финальной серии «Реальных пацанов»

Дмитрий Бородин, подорвавшийся на мине, признался, что главный герой сериала Колян поразил всех своей простотой и душевностью

В финальной серии «Реальных пацанов» главные герои навестили в больнице раненых участников специальной военной операции на Украине. Один из них них — офицер Дмитрий Бородин, потерявший в боях обе ноги.

Мужчина рассказал Daily Storm об отличной атмосфере на съемках сериала, душевности его главного героя Коляна (Николая Наумова). Не обошлось и без воспоминаний о продолжающейся спецоперации, где проливают кровь боевые товарищи Бородина. Наш собеседник держит связь с ними и признается: СВО по своему накалу и размаху не идет ни в какое сравнение с чеченскими кампаниями и больше похоже на Великую Отечественную войну.


— Дмитрий, расскажите, каким образом вы оказались на съемках финальной серии «Реальных пацанов»?


— Предыстория такова. После ампутации обеих конечностей я вместе с такими же бойцами попал в госпиталь Вишневского для прохождения протезирования. Пока ждем этого, к нам приходят добрые люди: светлые, замечательные волонтеры. Они не дают нам расстраиваться лишний раз, вытягивают на всякие мероприятия: на рыбалку, в музеи. Для кого-то из глубинки увидеть метро — уже что-то сверхъестественное, грубо говоря! И у одной из волонтерок сын — креативный продюсер сериала «Реальные пацаны». Она предложила нам приехать на съемки к сыну. Желающих было много, но отобрали около 10 человек. Мы поехали в какую-то деревню в Московской области — и все было круто! Поприсутствовали на съемках, пообедали, пообщались с актерами, обменялись контактами и разъехались с приятными эмоциями от проведенного дня. Через месяц, после выписки, мне поступил звонок: «Парни посовещались и хотят вас снять в сериале в конце». Я ответил согласием и приехал в Москву.

— Какая атмосфера была во время съемок? Волновались сильно?


— Все проходило в самой Москве в каком-то скверике. Не было какого-то суперсценария, что, мол, сел сюда, встал туда, говори то. Просто посадили на лавочки — и мы беседовали своей дружной компаний, вспоминали про госпиталь, военные истории. И вдруг Коля подошел вместе со съемочной группой. Как-то неожиданно получилось. На самом деле было все легко и непринужденно! Каждый был сам собой. Просто беседовали. Коля со всеми поздоровался, сел на лавочку, и мы обсуждали моменты жизненные, а я свои страшные истории рассказывал! (Смеется.) У нас не было какого-то волнения. Коля был для нас как свой товарищ. Плюс он не понаслышке знает, что такое вообще ампутация. У него это случилось с кем-то из родственников. Плюс у него друзья на СВО есть. Поэтому Коля был развернутый к нам лицом. Поддерживает. Это не фейковая, скажем, такая история, для того чтобы хайпа собрать. Он просто сделал приятное [для нас]. И нам весело в его компании находиться было!»


— В неформальной обстановке герой «Реальных пацанов», может, рассказывал вам, что посещал бойцов на передовой?


— Нет, сам он, по-моему, не был в зоне СВО. Но про поддержку рассказывал. То, что собирает деньги для военных на дроны, гуманитарку куда-то отправляет.


— Недавно вы видели героя этого сериала по ту сторону экрана, а сейчас он стоит с вами и жмет вам руку. Какие первые мысли по этому поводу были? Эдакий налет эйфории?


— Приятности, конечно, были. Личность ведь неординарная! Он даже для актера необычный: высокого роста, специфический у него характер. То есть не для каждой роли он подойдет. Но, помимо сериала его, сейчас и в некоторые фильмы берут. То есть Коля — профессионал в своем деле. И с нами как-то он тоже легко нашел общий язык.


— А сколько длились съемки с вашим участием?


— Я приехал в Москву. Переночевал. На следующий день съемки. И потом я уехал домой, потому что надо было на работу. Съемки пришлись на выходные. Очень удобно.


— Презент какой-то на память о съемках получили?


— Нам финансовый презент сделали небольшой. Такой приятный материальный бонус. Съемки с нами прошли на уровне спонтанности, думаю. Они не ожидали, что мы [ветераны СВО] согласимся. Кого-то больше в итоге сняли, кого-то меньше. Мне вот повезло, что рядом с Коляном сидел! (Смеется.) Я его еще попросил, чтоб он на видео привет для ребят, которые в зоне СВО, записал.


— Дмитрий, как вы себя вообще чувствуете после ранения, операции, реабилитации?


— Я живу полноценной жизнью. Работаю в военкомате. Я офицер и имею звание капитана. Но стою в майорской должности, жду повышения.


— Интересно, а как вы оказались участником спецоперации на Украине?


— Я окончил Московское командное училище. После этого был направлен служить в Ленинградскую область, в поселок Каменка. За пять лет к Москве не прикипел, а в Санкт-Петербурге почувствовал себя на своем месте. Эти фейки про плохой климат для меня развенчались моментально. После училища получил звание лейтенанта. Прослужил порядка четырех лет и на СВО ушел старшим лейтенантом. На спецоперацию попал в первые ее дни, когда поступил приказ.


— Какие задачи в зоне проведения СВО вам доводилось выполнять?


— Я был командир мотострелковой роты. Из Белгорода на Харьков мы шли. Вели наступательные действия. В течение трех месяцев в этом диапазоне и двигались с переменным успехом: то наступали, то оборонялись, то отходили назад в связи с потерями. На одном из участков я подорвался на мине противопехотной. Уехал домой. Вышло, что пробыл в зоне СВО три месяца.


— Этот боевой опыт, думаю, вы не забудете никогда...


— Служба в армии и участие непосредственно в боевых действиях — совершенно разные вещи. Это жесткая война. Просто она локальная. Опыт в этой войне может дать только человек, который через Великую Отечественную проходил. СВО можно сравнить с ВОВ. Только добавить, что стала более совершенная система ПВО, появились дроны. Сейчас украинцы упираются до конца, несмотря на то что контрнаступление уже пошло в обратную сторону. Наши ребята берут потихоньку маленькие населенные пункты. Но тяжело биться. Руководители со стороны Киева не понимают: идет братоубийственная война.


— Дмитрий, напоследок расскажите: со своими боевыми товарищами связь не теряете?


— Война в головах у людей, которые были на ней и сейчас находятся в тылу, — закончится тогда, когда закончится всеобщая война. Я на связи с ребятами. У меня есть знакомые на разных направлениях [на передовой]. Также считаю, что сцены, как в «Реальных пацанах», — это выигрышная затея для обеих сторон. Нам было приятно, что ребята хотят об этом говорить. И хорошо, что создатели сериала закончили его, громко хлопнув дверью.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх