На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Daily Storm

641 подписчик

Свежие комментарии

  • Вячеслав Кудрявцев
    слабовато нахернули!В Самаре мигранты...
  • Андрей
    Раньше этих выродков закопали бы живыми, чтобы другим неповадно былоВ Кузбассе пьяные...
  • Вовладар Даров
    А что поближе не закупить яблоки, молдавские например?В АКОРТ объяснили...

Как фильм «20 дней в Мариуполе» искажает реальность: мнение режиссера сериала «20/22»

По словам Андрея Симонова, российские киноленты намного честнее показывают те же события

Премией «Оскар» в 2024 году в номинации «Лучший документальный фильм» была награждена работа украинского журналиста Мстислава Чернова «20 дней в Мариуполе» — в ней авторы демонстрируют кадры жизни простых людей в осажденном городе.

Режиссер сериала об СВО «20/22» Андрей Симонов в беседе с Daily Storm сказал, что украинская картина — сугубо пропагандистская работа, а российские киноленты намного честнее и разнообразнее показывают те же события.


— Вы смотрели фильм «20 дней в Мариуполе»? Что можете о нем сказать?


— Да, смотрел. Иногда бывает иллюзия, что документальный фильм является безусловной правдой, поскольку фиксирует реальное событие — это произошло, это сняли, это смонтировали, значит, это является реальностью. В действительности это не так, потому что документальный фильм — это тоже художественная картина, и за счет монтажа, за счет сопоставления кадров, формируется определенный образ события.


Картина Чернова являются сугубо пропагандистским продуктом под определенную аудиторию.


Грубо говоря, вот «20 дней» бьет в одну точку, говорит как бы: «Русские плохие, от снарядов умирают дети, а вот еще дети, а вот еще женщина, о боже, о боже, как же так?!»


Показывая «20 дней в Мариуполе», от меня хотят получить определенную реакцию. Может быть, я даже поплакал бы в каких-то местах, но уже после 15-20 ударов в одну точку эмоции начинают притупляться. И ты понимаешь, что тебя просто ведут в определенную сторону.


В «20 днях» абсолютно не показываются боевые действия, которые велись в Мариуполе на тот момент. Их как будто нет. Нам показывают убитых и раненых, но откуда они взялись?


Когда мы общались на местах, свидетельствовали о том, что бойцы «Азова»* и солдаты ВСУ уничтожали достаточно регулярно мирное население, украинцы использовали жителей для провокаций.


Но в целом мое отношение таково: это вражеская пропаганда, которая формирует реальность под себя. Фильм формирует картину, которая удобна пропаганде, за которую ей платят.

 

— Как вы считаете, стоит ли приемы из этого фильма перенимать в российском документальном кино? Например, использование тишины или определенных звуков, мелодий?


— Да, это традиционные приемы документального кино. То есть это нельзя назвать журналистикой. Если с такой же манерой подачи выпускать фильм по федеральному каналу, то зрителю будет тяжело это воспринять.

Сейчас хватает финансирования для съемок российского документального кино об СВО?

Правильно ли отказываться от финансирования для сохранения объективности?


— Мне кажется, что единого правильного подхода здесь нет.


Если говорить о моей позиции относительно военной журналистики, мне как профессионалу в этом деле кажется, что тут важен баланс.


Допустим, журналист попадает в какое-то место, где размотали наше подразделение, и снимает картину, где лежат тела российских бойцов и сидит в воронке сошедший с ума командир. Он выкладывает ее интернет без купюр и говорит, что стал свидетелем.


А в это время идет война. И другие люди, бойцы, их матери, сестры, жены наблюдают такую картину, их захватывают эмоции, паника. Конечно, журналист должен сам бить себя по рукам и удерживать себя от выкладывания подобного видео или включения его в документальный фильм.


Поэтому я абсолютно спокойно отношусь к тому, чтобы государственные органы имели возможность прямо или косвенно контролировать это. Я считаю, что это нормально.

Фильм Мстислава Чернова был спонсирован одним из крупнейших международных агентств информации и новостей Associated Press, которое базируется в Нью-Йорке.

— На ваш взгляд, много ли денег было потрачено на «20 дней в Мариуполе»?


— Я не документальный режиссер, поэтому не могу сказать. По идее, немного. Люди снимали на камеры эти события. Им нужна была аппаратура суточная. Потом они приехали, смонтировали — это не очень дорого стоит.


— Хватает ли сейчас звукорежиссеров, монтажеров и других специалистов для производства российских документальных фильмов по тематике СВО?


— В сфере игровых фильмов сейчас действительно не хватает. Режиссеров, актеров, монтажеров, сценаристов. Большой дефицит и специалистов по написанию сценария, а в тематике фильмов про СВО в 10 раз больше дефицит кадров, потому что мало тех людей, кто в теме.


Чтобы что-то писать про подобные события, нужно ехать туда, общаться, изучать, брать в соавторы фронтовиков. Это непривычная для индустрии работа. Это не написать комедию или мелодраму. Люди не готовы к многомесячному сбору материала. Все привыкли в интернете что-то прочитать, сесть и написать. А здесь так нельзя.


— Теперь немного по другой теме вопрос. Как вы считаете, «Оппенгеймер» заслужил награду в номинации «Лучший фильм»?


— «Оппенгеймер» определенно сильный фильм. Я не смотрел все конкурировавшие картины, но, судя по всему, это один из самых сильных фильмов этого года.


— Есть ли такой момент, что этот фильм вписывается в антивоенную повестку и именно поэтому получил премию?


— Откровенно говоря, на мой взгляд, он в самую настоящую военную повестку вписывается. В принципе, он является очень хорошей и качественной пропагандой. Собственно, тезис фильма состоит в том, что американцы не могли не взорвать ядерную бомбу. Якобы они очень человечные, очень гуманные, они очень морально страдали, прежде чем это сделать, но у них не было выхода. Им пришлось, потому что иначе до конца не было понятно, что было бы, если бы Советский Союз первый овладел такой бомбой. В общем, кино недалеко ушло от американского фильма «Снайпер», где доказывается, что американские стрелки имели моральное право убивать женщин и детей в Ираке.


Этот фильм абсолютно крепко и четко доказывает мировой аудитории, что американцы красавчики, что взорвали бомбу, они якобы имели на это моральное право. Все классно, тут они отработали на пять с плюсом.


* Признан террористической организацией и запрещен в РФ.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх