На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Daily Storm

640 подписчиков

Свежие комментарии

  • Вовладар Даров
    А что поближе не закупить яблоки, молдавские например?В АКОРТ объяснили...
  • Eduard
    Польские с парафином на зубах!В АКОРТ объяснили...
  • Eduard
    Почему нет?В АКОРТ объяснили...

«Помощь нужна будет через две-три недели, когда собака начнет выть». После теракта в «Крокусе» волонтеры создали Фонд помощи животным пострадавших

Надежда Трушина — о приюте для питомцев, запертых в квартирах, и неравнодушных людях, готовых помочь

Пока медики борются за жизнь раненных во время теракта в «Крокус Сити Холле», волонтеры бьют тревогу. В квартирах этих людей могут оставаться питомцы, о которых просто может никто не знать. Речь о кошках, собаках, попугаях и даже рептилиях.

Ведь, согласно статистике, более чем у половины россиян есть домашние животные.


Надежда Трушина, основательница Фонда помощи животным пострадавших в «Крокусе», рассказала Daily Storm о помощи, которая оказана проекту за два дня. К содействию в спасении питомцев присоединились «Росэнергоатом», зоомагазины и гостиницы для животных.


— Почему вы решили создать Фонд помощи животным пострадавших в «Крокусе»?


— Идея такая мне пришла, потому что у меня есть своя собака породы кадебо и две общественные собаки, которых я спасла, когда они были слепыми щенками. Они живут у меня в доме в нежилых помещениях консьержных. Вряд ли бы о моих собаках кто-то вспомнил, если бы со мной что-то случилось или если бы я оказалась в такой ужасной ситуации. Мои собаки оказались бы в очень плачевном состоянии. К тому же не все родственники готовы принимать больших собак к себе даже на временную передержку, особенно собак крупных пород. Моей задачей было понять, есть ли люди, готовые помочь. Потому что животные у всех разные — не только кошечки и собачки. Есть же любители насекомых, птиц, рептилий. Их тоже нужно спасать!


— Кто уже вызвался помочь вашему фонду?


—У нас сформирована команда. Есть люди, которые конкретно заявили об этом. Также звонят организации, готовые помочь. Это и зоомагазины, и зоогостиницы с другими компаниями, которые по разным моментам могут в этом деле помочь. «Росэнергоатом» уже позвонил, предложил свою помощь по животным. На меня даже вышла международная организация террариумистов, у них есть свой форум. 


— Чем занимается такая организация?


— Эти люди ухаживают за рептилиями, пауками. Ведь далеко не все знают, как ухаживать за такими питомцами. А в этой организации готовы не просто помочь советом, а взять животных на содержание и, если нужно, на ПМЖ. К сожалению, только через печальные трагедии мы узнаем о таких организациях. Но значит, кому-то это надо, кто-то нуждается в помощи с такими питомцами.


— Находили ли вы пострадавших в «Крокусе», которые нуждаются в вашей помощи?


— Так как сейчас идут следственные мероприятия, нет возможности опросить всех пострадавших, которые лежат в больницах, под ИВЛ. Но ни к нам, ни к госструктурам, в которые мы направляли письма, не обращались пострадавшие в теракте с просьбами помочь с их питомцами. На сегодняшний момент ни одного спасенного животного нет ни у каких организаций. Информацию о питомцах пострадавших просто-напросто еще не дают. 


— Как много волонтеров присоединилось к вашему фонду?


— 26 марта мне целый день звонили люди. Я только клала трубку от одного звонка, а мне уже поступал следующий. Я сделала Telegram-канал и WhatsApp-чат, куда также добавлялись волонтеры. За день к нам присоединились более 500 человек. Я поняла, что желание у людей есть. Что готовы помогать на разных уровнях.


— Что случилось с вашим Telegram-каналом?


— Ко мне добавились какие-то недобросовестные люди, которые стали писать мне, что я не так выстраиваю работу волонтеров. Тогда я обратилась к ним, предложила совместно работать и попросила их прислать нам списки нуждающихся в помощи, если у них такие есть. И потом мой канал стерли. Почему-то некоторые подумали, что я обманываю, хотя у меня есть четкая позиция, что мы делаем запросы и собираем команду. 


— У вас получилось создать новые соцсети после блокировки канала?


— Да, я создала новый канал, в нем набралось уже около 80 подписчиков. Но вся моя команда осталась. Мне еще нужно научиться разбираться в Telegram, чтобы знать все тонкости. 


— Каких волонтеров вы набираете в свой фонд?


— Мы должны привлекать к такой работе настоящих профессионалов, которые умеют обращаться с различными видами животных. Если ко мне обратится бабуля 60-летняя, то я вряд ли смогу доверить ей, например, овчарку или другую крупную породу собаки. Поэтому мы ищем заинтересованных людей, у которых есть опыт в уходе за такими животными.


— Вы говорили, что сейчас обращений от пострадавших нет. Как вы считаете, понадобится ли ваша помощь в ближайшем будущем?


— Сейчас это, судя по всему, не столь актуально. Но это сегодня все заняты — я уверена, что через несколько недель мы начнем получать не совсем добрые новости. Поэтому помощь будет нужна, когда через две-три недели соседи услышат, как собака начнет выть. Возможно, тогда кто-то догадается, что собака лаем зовет на помощь. Но куда этих животных денут после вызволения? Поэтому все родственники, соседи должны знать, что есть фонд, готовый принять этих животных. 


— Есть ли вероятность, что помощь с животными будет совсем не нужна?


— Сейчас все немного утихает, но к проблеме с животными мы точно скоро вернемся! Ее до сих пор не решили! Помощь, может, будет нужна не всем пострадавшим, а двум или трем. У остальных могут быть знакомые или родственники, которые уже забрали животных. Но в любом случае мы просим определенные структуры довести до пострадавших и их родственников, что мы готовы помочь. 


— Вы эковолонтер, уже имеете опыт в пристройстве собак. Был у вас негативный опыт в этой сфере?


— Конечно, был. За собаками все приходят с добрыми посылами. Но есть неадекваты, которые потом их возвращают. Поэтому если кому-то помощь действительно потребуется, мы все сделаем для них. И мы уже пишем письмо в правительство о том, что наш фонд готов помочь, если другие структуры не смогут этим заняться.


— Тяжело ли вам справляться с работой в фонде и проблемами? Может быть, у вас есть помощник?


— Я официально на пенсии, но мои собаки заставляют меня держать себя в форме, я чувствую себя бодрой и готовой помочь. Но бытовые вещи не позволяют мне уделять проекту все мое время. Это добрый посыл, мне за это не платят. Поэтому я и не успевала в первые дни отвечать на все сообщения и звонки. У меня есть помощник по выгулу собак. Мы с ним вместе спасли пять щенков слепых, о которых я говорила. Оказалось, что мы живем в нескольких домах друг от друга. Так что вместе выгуливаем наших овчарок.


— Проходят ли отбор желающие стать волонтером в вашем фонде?


— Конечно! По итогу не все будут готовы помочь. Любители «а я тоже хочу» у нас есть. Не все из них знают, что нужно делать и как нужно обходиться с собакой. Здесь куча нюансов. Но это моя боль. 


— Что вы имеете в виду?


— Проблема домашних животных всегда на заднем фоне. Я сама была в шоке, что за сутки откликнулись более 500 человек. Нас всегда отодвигают на последнее место, но эта проблема рано или поздно все равно выявляется. И скоро выявится.


— Как вы отреагировали на сообщения о теракте в «Крокусе»?


— Я была так возмущена этими событиями! Особенно когда увидела кадры, на которых задержанный террорист рассказал, что расстрелял невинных людей за 500 тысяч рублей.

Сейчас успокоилась немного, конечно, давление опустилось, но… Невозможно найти подходящие слова. Это очень больно. Мне просто хочется внести свой вклад в помощь пострадавшим от рук террористов.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх