На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Daily Storm

640 подписчиков

Свежие комментарии

  • Андрей
    Раньше этих выродков закопали бы живыми, чтобы другим неповадно былоВ Кузбассе пьяные...
  • Вовладар Даров
    А что поближе не закупить яблоки, молдавские например?В АКОРТ объяснили...
  • Eduard
    Польские с парафином на зубах!В АКОРТ объяснили...

Крик души из затопленного Орска: Власти нас бросили, а волонтеры не приходят

Люди начинают возвращаться в дома. У них нет ни еды, ни воды, ни даже элементарных средств к существованию

Паводок на реке Урал в Орске начался 4 апреля и продолжается до сих пор. Там, где вода отошла, люди только начинают возвращаться в свои дома, но там их ждут сырые стены и отсутствие условий даже для нормального сна.

Жительница одного из затопленных районов Елена Ро кричит о помощи — ее поселок затоплен, а власти никак не реагируют на просьбы людей.


Мы спим на чердаках и деревяшках


У нас в поселке Первомайском две школы, два садика, 24 тысячи человек живет, стоят пятиэтажки. Сейчас все жители возвращаются домой, люди нуждаются в подушках, в одеялах, в матрасах — они мокрые. Я сейчас опять спросила про это — сказали: «Мы не выдаем, а где получить, не знаем, ищите сами». Ситуация плачевная не со шмотками даже. Мы спим на чердаках, на деревяшках, потому что в дома зайти невозможно. Помощи как не было, так и нет. Как мы были брошены, так и остались.


Когда вы взяли интервью у Ольги, наша Оксана Гельмель вспомнила о том, что она депутат в нашем поселке, и [пообещала] сделать заявки. Какие заявки? Покажите! Люди сидят на крышах, контролируют, чтобы чужие в их дома не залезли. Я знаю, в чем они нуждаются, это единственное, что я выбила, — четыре куртки, сейчас я их привезла. После этого депутат у нас опять пропала. Она от партии «Единая Россия», 18-й участок — живет на соседней со мной улице. 

 

Спасибо ребятам (волонтерам) из Башкирии — они прям заехали к нам. Дело в том, что гуманитарную помощь везут к «белым домам» (имеется в виду центр населенного пункта. — Примеч. Daily Storm), а ведь надо спускаться туда [где вода].  

[Помощь] подвозят туда, где не затопило. Люди выходят и разбирают все это, а в подтопленные районы помощь не везут. Получается, мы сидим в пролете. Надо [гуманитарку] везти туда, где люди находятся, — мы же воду выгребаем из домов. Позавчера парень местный спустился, так мы хоть что-то получили — вода перепала, крупы. Потому что у нас ничего нет, все затонуло к чертовой матери.

Человек остался бомжом


У моей соседки очень сложная ситуация, потому что у нее дом засыпной, на нее не оформлен. Получилось, что ее мать в свое время [недвижимость] не оформила, отец умер — дом достался ей. Пошла она к адвокату — он сказал, что так как документов нет, то никакой компенсации не будет. Единственное, что можно написать мэру Орска Василию Козупице — может быть, он сжалится. Пока будем на божье провидение надеяться или на губернатора. А так ей везде отказали. Человек остался бомжом.

 

Мы, например, с мужем прописаны двое, я хозяйка в доме одна, дом на мне. Вот у нас как прошла вода — и телевизор и холодильник [полетели], даже кровати нет — все вещи первой необходимости затопило. Раньше обещали 100 тысяч рублей на каждого пострадавшего человека, а теперь все — 100 тысяч только на хозяина. 

 

У меня дом 69 квадратных метров официально, конкретики вообще никакой не дали, но, как говорят, семь тысяч рублей за квадрат [ремонт будет стоить].  

 

У соседки уже подсчитали — 70% убытка от дома, но он пригоден для ремонта. Мне ничего не сказали. Мальчишки фотографировали, сказали, что дом насыпной, «саманка», поэтому у меня сейчас все высохнет и стены упадут.


Единственная у нас радость, спасибо «Горгазу»: сейчас нам, затопленным, начали газ подключать, свет дали, даже вода у нас есть, хотя были перебои.


С деньгами проблемы, помощи нет

 

До сих пор в Ленинском районе практически не идут выплаты единовременных 20 тысяч, которые нам обещали, — а ложка ведь хороша к обеду. Мы без зарплат сидим. Мне ее не выдали, сказав, что затопило. Пообещали, что деньги будут в четверг или пятницу. С деньгами проблемы, помощи нет. И у нас у всех в Первомайском, с кем переписывались, такая ситуация: деньги не переводят. 


Люди приходят в соцзащиту, которая у нас одна-единственная в Орске, и говорят, что хотят въехать в свои дома, а им даже лечь негде и укрыться нечем. [Работники отвечают]: «Мы не знаем, где выдают это все», — своими ушами это слышала. Это как? Куда людям бежать?

 

Ладно, выдавали гуманитарку рядом с клубом у нас, еще в библиотеке, но все жалуются, потому что не проверяли паспорта людей. Лично при мне, когда мы получали там помощь, как только спросили паспорта — городские начали сбегать, прятаться.

Вот у меня бабушка за Оренбургом живет, в поселке Энергетик. Там, говорят, ни МЧС, ни полиции — никого нет. Мы ее поддерживаем, у нее дочка умерла. Поселки Донгуз, Чапаевка тоже брошены. В Илецке сейчас люди сами вручную дамбы строят, Оренбург так же — люди заказывали машины с песком. Нет никого [от властей]. Где они? Мы брошены полностью.


Козупица


Обещал вчера Василий Козупица в Первомайский приехать, но не приехал. Я бы сама лично пошла к этому нехорошему человеку, чтобы в глаза посмотреть. Хотя там, боюсь, что рыбьи глаза и искать правду нет смысла. Он говорил (и это, кстати, по телевизору показывали), что якобы нас за неделю предупредили. Это вранье — никто никого не предупреждал.


По СМИ обсуждали, что суслики прогрызли нашу дамбу. Сейчас немножечко хохмы, но мы этим сусликам будем, наверное, ставить памятник, потому что они нас спасли. Ведь если бы дамбу не прорвало, то нас полностью затопило бы. Слава богу, что на Руси воровали и воруют, потому что если бы было по-честному, то наш поселок Первомайский ушел бы под воду.  


Абсолютно неграмотно была сделана планировка дамб, у нас все люди это понимают. В 1957 году, когда их не было, был паводок точно такой же. Тогда вода вольно зашла и не было такого масштаба и такого урона, она зашла и быстро вышла.

 

В Первомайском всегда люди мерили [уровень воды] по моему дому, потому что он [выше всех находится]. Старики здесь живут, мне рассказали, что в 1957 году у меня только к забору вода подошла. Тогда не было дамб.

Сейчас приехал из Москвы Куренков [глава МЧС России] и хочет чинить эти дамбы. Вот он отремонтирует ее опять и Первомайский наш опять затопит. Почему опять про нас забыли? Они нас вообще нигде не вспоминают. Вот это тоже очень большой вопрос — они [занимаются] Старым городом, Форштадтом, а нас [как будто] не существует. Вы там дамбы ставите, а мы брошены. 

 

Нас [власти] предупреждали, что паводок будет большой. Им бы, конечно, не сидеть на этих местах — это непорядочные люди, но у меня вопрос другой: в этой же упряжке идет и Ириклинская ГЭС. Почему в частных руках оказался стратегический объект? Она же [гидроэлектростанция] топит нас. У нас оренбуржцы поднялись в интернете. И девчата, смотрю, шибко грамотные, задали вопрос: а почему нет никаких претензий к гидроэлектростанции на Урале? Это уже диверсия.

 

Они знали, что будет, с декабря. Почему не [спускали воду]? В этом году ожидалось [наводнение], и кто на Урале живет, все знают, что всегда поднимали Урал, чтобы скидывать воду. В этом году этого не было. Поэтому у нас нарушения пошли начиная с главы ГЭС — и дальше от местных властей, губернатора, мэра.


С управлением в городе были проблемы и до потопа: канализация — люди в городе то и дело задыхались, Орский завод тракторных прицепов был без воды. 

 

Я в интернете видела, мужик какой-то грамотный посчитал, какая цена на воду заявлена администрацией и какая у нас в платежке. У людей взял платежки, [потом] взял с боем справку о том, какая оплата предписана нашим «белым домом» . Выяснилось, что есть разница где-то в три-четыре рубля. А сколько домов Орске? До хрена. Получается, они себе в карман кладут бешеные бабки. Они воруют в открытую. 

 Напротив моего дома прорвало трубу. Мы вызывали починить — приехал «Росводоканал Орск» (обеспечивает услугами водоснабжения и водоотведения). [Выяснилось, что когда эта компания стала работать в городе], Василий Козупица официально ничего не отдал им на баланс: ни Первомайский, ни город — никого. 

  

В январе 2022-го они все-таки приехали, вбили «чопик», но к апрелю 2023 года опять его разорвало. Снова ответ: «Вы не стоите на балансе». Вода прямо через дорогу течет вдоль моего дома уже третий год. По газовой трубе она у меня стекает. 


Я писала в прокуратуру, потому что бесполезно было биться с «Водоканалом». Собрала подписи, отнесла — мне пришел ответ, что в конце октября был подан иск на «РВК Орск», чтобы заставить Козупицу отдать нашу ветку на баланс и ее починили.

 

Самое смешное, что они потом в августе приходят, отключают мне воду — ныряют в колодец и дают мне предписание, чтобы я в трехдневный срок починила трубу. Я на инвалидности, пенсионерка. Правда, подрабатываю за копейки в охранке — хоть что-то. Козупице писали — отказал. Губернатору Денису Паслеру писали — он сказал: «Я деньги выделяю — меня ваши проблемы не касаются». Это тоже у нас все скриншоты есть. Весь Орск бьется с этим «РВК Орск».


Ни Оренбург, ни Орск в жизни не отдадут голоса за губернатора

  

После этого, вы поверьте, ни Оренбург, ни Орск в жизни не отдадут голоса за губернатора [на выборах в единый день голосования]. Вот помяните мои слова: 100% не проголосует Орск за него. Потому что я знаю старогородских, форштадтских, потому что мы все равно, уж простите, но огромная деревня — тут все будут против. При этом будет сделано так, что Паслер выиграет.

 

Никто к нам не приедет и никто с нами не будет говорить. Они боятся нас. Потому что они нас бросили. Сейчас мы сами друг другу здесь бегаем, помогаем.

Властей нет, власти сейчас пытаются просто зажимать деньги, наживаются опять на людском горе — начиная с матрасов и кончая пунктами временного размещения. Так что у нас хорошего ничего не будет. Сейчас будут суды судами опять на Козупицу. Будем надеяться, что его уберут.


Я вас очень попросила бы: не бросайте нас, ладно? Если что-то вдруг, нужна будет помощь, то, может быть, хоть как-то вытащим. Сейчас у нас только разговоры идут, что мы на э́то деньги вам не выдадим, на то́ деньги не выдадим. Господи, да когда же они нажрутся этими деньгами?!

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх