Последние комментарии

  • Борис Антонов
    Надо и потолок утвердить!В Госдуму внесли законопроект о зарплатном минимуме для бюджетников
  • Валерий *
    Да, премьеру больше заняться не чем, как проблемами в Конго (лихорадка Эбола). Пусть запустит вакцину от воровства чи...Турне Медведева по Сибири: премьер поднимает рейтинг власти за счет регионов
  • Гашапаго Даурова
    И чего Буркова понесло в Израиль? Ведь думать надо, если ты продвинутый айтишник, ты уже потенциальная цель америкосо...Обвиняемый в киберпреступлениях россиянин Бурков экстрадирован из Израиля в США

«Они просто будут стоять до конца и превратят эту территорию во второй Вьетнам»

Монолог защитницы Сирийского Курдистана

Турецкие войска 9 октября начали военную операцию «Источник мира» на северо-востоке Сирии, направленную против представителей Рабочей партии Курдистана, Отрядов народной самообороны Курдистана (YPG) и боевиков ИГ*. Об этом в своем Twitter объявил турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган.

Менее чем через сутки Турция отчиталась об уничтожении более сотни боевиков. Вот только с противоположной стороны утверждают, что большинство потерь — среди мирного населения.

 

Корреспондент Daily Storm Алексей Полоротов пообщался с представительницей курдского сопротивления — анархисткой из России, которая называет себя Афродайти. Она рассказала, что сейчас происходит в Сирийском Курдистане, или, как его еще называют, Рожаве — автономном курдском образовании, провозглашенном в 2014 году на севере Сирии. Мы публикуем ее монолог.

 

Пока Европа думает, нужно ли подвергать Турцию санкциям, а Сирия размышляет, может ли она закрыть воздушное пространство над Сирийским Курдистаном, люди в Рожаве готовятся к худшему.

 

Девушка сейчас находится недалеко от передовой, но в целях безопасности старается не раскрывать своего местонахождения. Вот как видится ситуация на севере Сирии глазами сторонника демократического Курдистана (террориста, по мнению Турции):

 

«Люди очень шокированы, несмотря на то что YPG готовились к этой войне очень долгое время. После Африна (турецкие войска оккупировали город) были сделаны выводы, и Рожаву начали готовить к войне — как морально, так и инфраструктурно. Были построены тоннели, развивалась, соответственно, инфраструктура, бойцы тренировались, мирных жителей учили оказывать первую медицинскую помощь. В общем, все, что можно было сделать перед турецким вторжением, — было сделано.

 

Но для людей все это большой и неприятный сюрприз. К войне нельзя быть полностью готовым. Еще пару дней назад люди видели американские бронемашины, все было спокойно, жизнь шла своим чередом. Грубо говоря, позавчера мы ели в Серекание мороженое, а вчера его начали бомбить турки.

 

Мирное население не очень сильно разбирается в политике, но местные пытаются строить свое демократическое общество на руинах того, что оставило ИГ*.

 

Тут нужно отметить, что не радуется туркам никто. Это не вопрос турков и курдов. Здесь есть христиане и арабы. Кто-то поддерживает Асада, кто-то YPG, кому-то вообще все равно, но никто не понимает, что будет, если эту землю займут турки. И все так или иначе поддерживают YPG, потому что помнят, что именно они освободили людей от ИГ*. Здесь нет тех, кто считает, что Турция никак не связана с ИГ*. И мы, и местные жители видели, как турецкие грузовики ездили в сторону их позиций с провизией и амуницией. А если по ним начинали стрелять, то в ответ открывали огонь турецкие войска.

 

Вчера [9 октября] при первых атаках начали гибнуть именно мирные жители. Причем именно христиане, которые здесь в основном поддерживают режим Башара Асада. Но в целом люди во всей Рожаве очень устали от войны. От нее здесь никто не выигрывает. Мирные жители — понятно. Их дома будут разбомблены, многие из них погибнут. Для нового правительства (Рожава является фактически автономным образованием, которое не признает сирийское правительство, но вынуждено с ним считаться) это значит, что они лишаются возможности создания более-менее либертарного общества.

 

Сейчас Демократические силы Сирии ведут переговоры с Асадом о том, чтобы те закрыли воздушное пространство. Ополченцы ни на что не надеются. Они просто будут стоять до конца, превратят эту территорию во второй Вьетнам. Не знаю.

 

Люди не могут позволить себе бежать. Им просто некуда. В Иракском Курдистане сейчас стоят турецкие базы. То есть люди, конечно, могут туда поехать, но не факт, что их не арестуют. А еще здесь нет ни одной семьи, у которой кого-то в этой войне не убили. Люди не хотят уезжать. И они очень злые. В августе была турецкая мобилизация, и люди сами пошли к границе, чтобы стать живым щитом и защитить курдских бойцов, YPG и Асайиш (местную полицию), пытались остановить людей, не дать им отправиться на границу с Турцией. И это были очень многочисленные мероприятия. То есть это инициатива людей — становиться живым щитом перед турецкими войсками.

 

В остальной Сирии — не лучше, чем в Турции. Там похожие режимы. Там делать тоже нечего. Они постоянно кого-то арестовывают. Когда сирийским солдатам хочется денег — они арестовывают курдов, которые могут быть похожи на местных ополченцев или лояльных им людей.

 

Пока что у нас все есть: электричество, вода, базовая еда, бензин. Пока никакой катастрофы нет. Но тут дело в том, что Турция на протяжении долгого времени ухудшала гуманитарную обстановку. Они перекрывали воду, мешали поставкам продовольствия.

 

Важно отметить. Ситуация с Турцией такова: есть РПК — они борются за права курдов, за автономию и поднимают проблемы курдов. Турция (как и десятки других стран. — Примеч. Daily Storm) считает РПК террористической организацией, а курдского вопроса для Турции не существует. Из-за этого, когда в Рожаве произошла революция — турки оказались не в восторге от того, что рядом с ними у курдов появились намеки на государственность. Турция стала активно выступать против Рожавы. Они использовали все возможные методы: эмбарго, разрушение инфраструктуры, постоянную военную агрессию, ИГ*…


Приезжали независимые группы из Европы, изучали ситуацию, беседовали с людьми и так далее, я сама видела паспорта игиловцев с турецкими штампами. То есть помощь из Турции ИГ* — это тут не секрет. Я, например, не могу приехать в Турцию. И никто из Рожавы не может. Как он тогда поехал в Турцию? Как это возможно? Что он там делал? И все эти рассказы местных, как они видели людей и грузовики из Турции, направляющиеся в сторону ИГ*.


На примере Африна понятно, какая судьба ждет население Сирии, если Турция оккупирует эти территории. Христиане сильно не хотят обращаться в ислам, например, и учить турецкий. Но это еще ладно. Турецкие власти разрушат привычное устройство общества. У племен [на территории Рожавы] соглашения с ополченцами или Асадом. И далеко не факт, что они найдут взаимопонимание с турками.

 

Если честно, я собиралась уехать с Ближнего Востока, и тут — на тебе, война. Но теперь я точно не уеду. Я тут больше года, у меня очень много друзей здесь. А тут дружба, она другая. Вы все друг с дружкой делите. Живете вместе. А если не живете, то в гости регулярно друг к другу ходите. И вообще прям душевно. И вот они там на передовой сейчас. Мои ребята: мальчишки, девчонки, всякие бабушки, которые на мою бабушку похожи. Ну это ******, если бояться за себя, а за них не бояться. Что ж я за анархист такой буду? Что ж я за сволочь тогда? Рожава — это не самый плохой проект, у него правда есть потенциал. Если есть где-то революция или война и вообще все непонятно и людям плохо, то надо туда ехать и разбираться. А то людям плохо, а тебе хорошо, где справедливость?»


*«Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической и запрещена в России.


Мнение автора монолога может не совпадать с позицией редакции.

 

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх