На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Daily Storm

641 подписчик

Свежие комментарии

  • Вячеслав Кудрявцев
    слабовато нахернули!В Самаре мигранты...
  • Андрей
    Раньше этих выродков закопали бы живыми, чтобы другим неповадно былоВ Кузбассе пьяные...
  • Вовладар Даров
    А что поближе не закупить яблоки, молдавские например?В АКОРТ объяснили...

Инфоцыган или мечтательный предприниматель? Рассказываем о деле Аяза Шабутдинова и суровой иерархии инфобизнеса

Эксперт Александра Ремизова — о различиях инфобизнеса от инфоцыганства

В октябре громкий резонанс получила история с арестом блогера Аяза Шабутдинова. Автора проекта «Миллион с Аязом» обвинили в мошенничестве после иска клиента, которого не устроили курсы бизнесмена. И пока одни сравнивали Шабутдинова с Блиновской и Лерчек, другие — пророчили ему мученичество за предпринимательскую деятельность.

Почему власти активно взялись за инфоцыган и как не попасться на крючок наставников «курсов о курсах» — объяснила блогер, маркетолог и эксперт по онлайн-бизнесу Александра Ремизова.


«Я научу тебя зарабатывать миллион, но сам я зарабатываю сто тысяч»


«Я разделяю инфоцыган и инфобизнес. Как минимум есть огромный пласт суперпрофессиональных людей с огромным опытом за спиной, которые просто не хотят идти работать в университет. Мне, например, предлагали в свое время мой же курс читать в универе, но для меня это, во-первых, финансово невыгодно, во-вторых, неинтересно, потому что я давно работаю на себя.


У нас почему-то есть предубеждение, что все люди, преподающие за пределами универа, инфоцыгане. На самом деле это не имеет ничего общего с реальностью. Кого я называю инфоцыганами? Тех, кто продает, обещая золотые горы, что-то невыполнимое априори.


Нельзя пообещать человеку, который купил «марафон желаний», что его желание сбудется. Но можно пообещать, что ты научишь его ставить цели, понимать, какие желания твои, а какие не твои. По сути, это чистая психология, то, с чем мы иногда приходим с запросом к психологу.


Когда врач продает тебе, условно, излечение от болячки, он не может тебе этого пообещать. Вероятнее всего, он сам этим никогда не болел. Поэтому здесь важен именно результат клиентов. Инфоцыгане это те, кто продает не свои результаты и результаты клиентов, а какие-то из головы. Я научу тебя зарабатывать миллион, но сам я зарабатываю сто тысяч.


Инфобизнесом называют тех, кто продает действительно хорошие курсы без фантастических результатов. Это не просто курсы, которые придуманы на коленке, в полете фантазии. Люди, которые приходят в инфобиз уже с большим бэкграундом, понимают, что не могут знать все, они нанимают специалистов, методологов, которые пишут те же самые государственные программы.


Появилась целая череда людей, решивших заработать на опыте, который хорошо продается, но которого у них, по сути, нет. Они сделали курс и продали, а другие увидели, что так можно. Научиться продавать проще, чем строить классный бизнес. Есть люди, которые целенаправленно говорят: «Любой может стать экспертом». Ну не любой!»


В какой момент зародились «курсы по запуску курсов» и почему люди их покупают


«Это был примерно 2020 год, когда мы все сели на карантин. Тогда же рынок заполонили продюсеры, у которых нет опыта, но которые хотят работать с экспертом и брать у него 50% от суммы запуска. Идея, что каждый может запустить курс, пришла нам как раз после запуска курсов по продюсированию, курс по запуску курсов. Тогда рынок заполонили люди, которые сказали, что дробить бизнес это нормально, все так делают. И сейчас мы разгребаем последствия того 2020 года.


Нет никаких ограничений, чтобы учить другого человека. Проблема в чем: есть огромное количество сфер, по которым невозможно получить толковое образование в высших учебных заведениях. И невозможно обновить свои знания спустя какое-то время. Допустим, ты оканчивал 15 лет назад университет. Тебе давали то, что было актуально 15 лет назад, а сегодня 2023 год. Половина того, о чем говорили, поменялось. Как обновить эти знания? Никак. Если ты 15 лет в декрете просидела, когда ты выйдешь, то просто будешь в шоке от того, как поменялся мир.


Например, человек приходит на сайт университета и видит некрасивую, неинтересно оформленную страницу курса. Он не может понять, насколько этот курс популярен. Может быть, я приду, а там нас будет трое. Такое бывает.


Или, например, целый поток эсэмэмщиков, которые заинтересованы, и им не 18 лет, они взрослые, и это твое окружение. Соответственно, ты находишь эксперта, того же блогера, который похож на тебя. Допустим, ты мамочка в декрете, и там будут такие же мамочки в декрете. Само существование этого мира обусловлено тем, что люди после универа предоставлены сами себе. В Советском Союзе была вечерняя школа, а у нас такого нет. Поэтому свято место пусто не бывает, если возникает предложение, если есть на что-то спрос».


Как отличить инфоцыганство от инфобизнеса


«Возьмем ту же ситуацию с Аязом. Наверное, не очень очевидный нюанс: Аяз не придумывает сам рекламу. Более того, скорее всего, он ее даже не видит, потому что занимается командой, которая нанимает специальных людей, выстраивающих трафик на сайте. Их приоритет — чтобы как можно больше человек кликнуло. Неважно, кто откликнется, им платят именно за клик. Поэтому пока мы не перешли на сайт, не посмотрели, что там, нельзя оценивать по картинке, которую сделал человек, не причастный к компании.


Во первых, надо обязательно заходить на сайт и читать оферту. Да, она может немножко отличаться, так как какие-то нюансы не прописаны на сайте. Но если там есть явные моменты, подставляющие самого покупателя... Например, на сайте написано, что, мол, мы вернем вам деньги в течение года. Заходишь в оферту, а там 45 дней. Вот если там кот в мешке, какие-то скрытые пункты, различные условия, то это как раз сигнал, чтобы задуматься: а хотите ли вы в это ввязываться? Большинство людей оферту не читают.


Следующий момент: нужно смотреть, что пишут о курсе люди, которые его проходят. Но тут есть нюанс: нет единой платформы, базы, где человек может посмотреть, какие курсы есть по этой теме, какие эксперты, в конце концов, их опыт. Мы можем зайти в App Store или в Google Market и посмотреть список приложений, которые есть на рынке, и отзывы на них. На курсах такого, к сожалению, нет.


И третий момент общаться вживую и задавать вопросы. Хорошо, когда на курс есть, например, собеседование, не берут всех подряд. А если ты видишь, что курс продается за большую сумму, но при этом нет отбора это знак, что это может быть кот в мешке. Можно также записывать эти созвоны и в случае чего говорить: «Вот, вы мне пообещали». Потому что то, что обещают менеджеры по продажам, может отличаться от того, что получает человек в итоге».


«Ты можешь внести сегодня всего тысячу рублей, все остальное потом!» Какие уловки используют инфоцыгане


«Когда мы покупаем, у нас появляется азарт, особенно если продажи закрытые. Мы чувствуем, что не можем упустить возможность. И чувство упущенной возможности как раз и мотивирует людей очень быстро и необдуманно принимать решения. Когда человек думает, что может стать миллионером, а теперь оказывается, что он упускает такую возможность, то он хочет купить еще сильнее. Такая манипуляция.


Плюс часто делают такой крючок: тебе говорят: «Ты можешь внести сегодня всего тысячу рублей, все остальное потом!» Человек за тысячу рублей получает ощущение, что купил, и в этот момент вырабатывается гормон счастья. На этом подъеме он, естественно, верит в любые золотые горы. Обычно это делается для того, чтобы клиент не успел подумать.


Всех менеджеров по продажам учат: если человек ушел думать, он ушел с концами. Поэтому им говорят, что отпускать клиента подумать нельзя. С точки зрения продаж его действительно нельзя отпускать. Но с точки зрения осмысления того, зачем ему это нужно, окно на подумать обязательно должно быть.


Другое дело закредитованность населения. Рассрочки на самом деле не рассрочки, и это тоже надо понимать, это все равно кредит. Просто процент платит не тот человек, который покупает курс, а тот, кто его продает. Мы купили за 100 тысяч, а на счет тому, у кого мы купили, приходит не 100 тысяч, а меньше. Банк сразу забирает себе комиссию. Допустим, если мы делаем 20 продаж по 100 тысяч, если очень грубо, примерно половина уйдет на различные комиссии, на оплату команды, на создание курса, на его написание. И только половина придет самому эксперту. Там приходят не такие большие деньги, как может показаться. Если это, конечно, не огромные потоки, где больше людей».


«Блогеров, которые зарабатывают миллионы миллионов, не так много»


«Сказать, что в инфобизнесе какие-то заоблачные цены, нельзя. Если сравнить с теми же программами повышения квалификации — ну, я бы сказала, примерно то же самое.


У тех, кто занимается репетиторством, кто продает курсы, есть возможность купить патент у государства. На патенте можно работать, если общая сумма дохода, если не ошибаюсь, не превышает 60 миллионов в год.


Не все подпадает под патент, только образовательные услуги, которые проводятся индивидуально. Сюда не входят, например, консультации, наставничество. Под патент подпадает все только тогда, когда есть обратная связь в любом формате, хоть чаты, где можно задать вопросы. А если не попадает, то это УСН 6%, если я не ошибаюсь. До 118 миллионов в год можно, потом ты, как и все, переходишь на ОСНО (общая система налогообложения). Неважно, что ты продаешь.


И на самом деле блогеров, которые зарабатывают миллионы миллионов, не так много, как может показаться. Очень часто приходят к небольшим как раз для того, чтобы работать лично».


Шабутдинов не последний? Почему власти активно трясут инфоцыган


«Пару лет назад, даже пару-тройку не было таких больших запусков, таких больших блогеров, как сейчас. Если раньше заработать 20 миллионов на курсах — это было что-то космическое, то сейчас это никого не удивляет. Когда блогер в открытую говорит, что заработал миллиард, и при этом у него патент, возникает логический вывод, что эти миллиарды распределили куда-то мимо государства. Здесь скорее вопрос в том, почему мы так долго на это не обращали внимания.


Думаю, что проверки Аяза, Блиновской это результат того, что до этого против них были исковые заявления, которые привлекли внимание налоговой. Вряд ли люди, к которым нет претензий, привлекут внимание налоговой и правоохранительных органов, потому что налоговой есть, чем заняться. Им хочется сначала подтверждения того, что человек делает что-то не так, а потом уже бросать на это свои силы.


Во-первых, не так просто, как нам кажется, на кого то написать заявление и привлечь внимание властей. Когда началась спецоперация, сколько бы я ни пыталась привлечь внимание властей к тем, кто разжигает, мне все время писали, что проведена проверка и не выявлено нарушений. Хотя у меня куча скринов, которые я послала.


Во-вторых, сильно зависит от масштаба. Не так интересно то дело, где налоговая получит 100 тысяч с лишним или миллион, как то, когда 190 миллионов или какие-то огромные суммы.


Сложно сказать, за что задержали Шабутдинова. Пока общественности не показали его дело и не дали, скажем так, почитать. У Блиновской обвинения, связанные с неуплатой налогов. Здесь у закона нет претензий по содержанию ее марафонов. По Аязу мы пока не можем сказать, конкретно к чему претензии. К тому, что он обещал и не выполнил? Или к тому, что в его курсах написано что-то не то? Это же чисто наша интерпретация.


Недавно в новостях появилась беседа с одним из тех, кто подал в суд на Аяза, и он там говорит: «У него классный курс, куча инфы!» А в чем тогда претензия? Навязывание кредитов это немножко другая история, ближе к мошенничеству. С точки зрения закона об образовании это общеразвивающие курсы, у них нет никаких критериев. Те же самые мероприятия, которые проводятся у Аяза: люди идут туда не за какими-то сухими знаниями, они идут за эмоциями, за общением, за причастностью! Этого в большинстве вузов не дают».

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх