Последние комментарии

  • Николай Николаевич23 мая, 16:29
    Какая прелесть! По русски сказал! Кто бы мог подумать!«Вы показали цену неприкосновенности». На место Арашукова в Совфеде претендуют Иналь Гашоков и Крым Казаноков
  • СЕРГИУС ДОСТОПОЧТИМЫЙ23 мая, 15:48
    Очередной Мерзавец  .Эту бл...ну на кол нужно давно сажать . Разумных Существ приговорить к тюряге .............Владелец косаток и белух отказывается выпускать их из «китовой тюрьмы»
  • Борис Антонов23 мая, 15:22
    Вот вам и гостайна!Поставщика оборудования спецсвязи для Кремля и Минобороны объявили в розыск

Французский политик: В Крыму гораздо меньше военных на улицах, чем сейчас в Париже

Президент ассоциации «Франко-российский диалог» Тьерри Мариани рассказал, почему нужно ввести санкции в отношении Украины

В Крым прибыла делегация политиков Франции, которые примут участие в праздновании 5-летней даты присоединения республики к России. Многие из них стали первыми иностранцами, посетившими полуостров сразу после референдума, и за это они лишились своих должностей и парламентских мандатов.

Одним из них стал президент ассоциации «Франко-российский диалог», глава делегации и экс-председатель парламентской группы дружбы с Украиной Тьерри Мариани. В разговоре с Daily Storm он рассказал, почему не жалеет о случившемся.


— Господин Мариани, известно, что на Европу и Францию продолжает оказываться давление, политикам рекомендуют не посещать Крым. Не боятся ли лишиться карьеры те люди, которые приехали в составе делегации?


— Это третий визит делегации, но лично я тут уже в шестой раз. Я приезжал как наблюдатель на выборах в Севастополе и на несколько других избирательных кампаний. Вы правы, некоторые из моих коллег уже не являются депутатами, хотя есть и те, кто сохранили свои кресла. Но это является составной частью политики и политической жизни, когда нужно рисковать, чтобы отстаивать свои убеждения.


— Почему вы приехали сегодня?


— Во-первых, мы хотим отметить эту символическую для жителей Крыма дату. А еще нам очень интересно посмотреть, как изменилась ситуация на местах. В своей политической карьере я был депутатом 25 лет, а с 2002-го по 2007 год являлся председателем в нашем парламенте группы дружбы Франции с Украиной. В это время я очень часто приезжал на Украину, в том числе в Крым, поскольку в Севастополе находится крупнейшее французское кладбище. Если ты приезжаешь несколько раз подряд, то ты можешь отследить изменения на местах. Не впадая в полемику, я хотел бы отметить, что до 2014 года никакого развития тут мы не наблюдали. Для нас Крым был такой «спящей красавицей», которая как будто застыла в вечном сне.


Безусловно, нельзя сказать, что за пять лет можно решить все проблемы одним махом, но с другой стороны, можно констатировать наличие каких-то прорывных моментов по многим вопросам. Например, в последний раз мы приезжали сюда после открытия нового аэропорта. Мы видим, как тут меняется инфраструктура — состояние дорог, например. Мы видим, как Крым рванул вперед благодаря России.


Сегодня в интересах Украины — изменить свою риторику и признать реальность возвращения Крыма в Россию, а в интересах всей Европы — вернуться к нормальным отношениям с Россией.


Большинство французских журналистов никогда не были в Крыму, но у них есть сформированное мнение о том, как здесь обстоят дела. Некоторые задают вопросы: «Не слишком ли там заметны оккупационные войска на улицах?» Я совершенно честно отвечаю: в Крыму гораздо меньше военных на улицах, чем сейчас в Париже.


Сегодня у нас набирает популярность движение «желтых жилетов». Их название складывается в аббревиатуру РИК — референдум по гражданской инициативе. То есть люди требуют возможности проводить в жизнь какие-то проекты, принимать решения не только в период выборов. В этом плане жители Крыма предвосхитили появление «желтых жилетов», потому что именно они первыми организовали референдум, чтобы проголосовать за возвращение в Россию. Потому что требования французов тоже заключаются в том, что они сами хотят выбирать свою судьбу и свое будущее.


— Вам сегодня первому вручили юбилейную медаль, приуроченную к референдуму. Ваши эмоции?


— Как я сказал на церемонии вручения, я воспринимаю эту медаль как награду, которая адресована не только лично мне, но и всем моим коллегам, 23 людям, которые приезжали сюда со мной вместе в 2015-2016 годах. Не буду скрывать, что у нас на Родине это стоило серьезных проблем, потому что на тот момент президентом Франции был Франсуа Олланд.


Накануне нашего отъезда в Национальную ассамблею приехал министр иностранных дел и на заседании постарался доказать, что нам не стоит ехать в Крым. Так что не скрою, что принял эту награду с волнением, но кроме того, воспринимаю ее как поощрение продолжать эту миссию.


— Есть ли во Франции дискриминация в отношении политиков, которые дружелюбно настроены к России и продолжают вести с ней диалог?


— Когда мы в тот раз приезжали в Крым, легально в отношении нас никаких мер не предпринималось. С другой стороны, нам сегодня запрещен въезд на Украину. СБУ, узнав о том, что мы были в Крыму, составила черные списки, в которых мы оказались.


Если говорить о санкциях или репрессиях в отношении нас во Франции, то сейчас их нет. Но при этом совершенно очевидно, что сегодня идет информационная война. Наши противники пользуются тем, чтобы при случае обвинить нас в том, что мы — правая рука Кремля, проплаченные агенты и тому подобное. Но ничего нового, оригинального в этих обвинениях нет.


— Как вы оцениваете недавнюю резолюцию Европарламента, который призвал ЕС разорвать стратегические отношения с Россией?


— Мне кажется, эта резолюция очень странная и парадоксальная, потому что Европарламент в своем нынешнем составе буквально доживает свои последние дни. 26 мая пройдут выборы и однозначно его состав изменится.


Эта резолюция призывает к новым санкциям в отношении России, но не знаю, как ее можно будет реализовать после смены состава парламента.


Во-первых, потому что санкции сказываются не только на России, но и на ЕС тоже.


Например, три недели назад в Париже проходила ежегодная сельскохозяйственная выставка, в которой приняли участие все сельхозпроизводители страны. Очень многие из них жаловались нам на то, что они потеряли такой огромный рынок сбыта, как Россия. Так что, продолжая поддерживать санкции, мы сами себе стреляем в ногу. Ко всему прочему, санкции закрывают путь к какому-либо диалогу на политическом уровне. Например, Леониду Слуцкому (глава комитета по международным делам Госдумы. — Примеч. Daily Storm) или, не уходя далеко от Крыма, Владимиру Константинову (спикер парламента Крыма) и ряду других политиков запрещен въезд в Европу. В ответ Россия тоже запретила въезд ряду европейских политиков. Я убежден, что это не путь к диалогу и нормальному общению.


Если мы говорим о санкциях, то их нужно принимать и в отношении Украины, которая не соблюдает требования Минских соглашений. Ничего из того, что касается в них обязательств украинской стороны, выполнено не было. Во-первых, речь идет о предоставлении автономии для юго-востока страны, но Верховная рада до сих пор по этому вопросу не проголосовала. Во-вторых, Минские соглашения предусматривают политическую амнистию для жителей Луганска и Донецка и принятие нового закона о выборах. Это также не выполнено. Поэтому логично было бы ввести санкции в отношении Украины, так как это ее прямая ответственность.


Мне кажется, что лучший путь выхода из этой ситуации — не эскалация санкций, как с одной стороны, так и с другой, а поиск пути диалога. Я надеюсь, что при новом политическом раскладе, который сложится как в Европе, так и на Украине после выборов, появится возможность, чтобы изменить эту ситуацию и начать поиск компромиссных решений.


— Сейчас обсуждается возможный выход России из Совета Европы. Этот вопрос может встать в июне из-за неуплаты взноса и санкций ПАСЕ. Будет ли это политической катастрофой?


— С 2012-го по 2017 год я был членом ПАСЕ, так что я знаю ситуацию внутри этой организации очень хорошо. Там начали с того, что российскую делегацию лишили права голоса. Россия на это ответила прекращением выплаты взносов. Это нормально. Если я вас выставлю за дверь, вы не будете мне платить арендную плату за квартиру. 


Мне кажется, что со стороны Совета Европы было бы глупо продолжать ту же политику, потому что это одно из последних мест, где парламенты всех европейских стран могут встречаться на одной площадке.


Поэтому, если это решение будет принято, это будет очень печально, а те, кто это сделают, должны будут нести ответственность.


Представляю, что было бы, если бы Францию лишили права голоса в какой-нибудь организации! Мы бы тоже потребовали прекратить платить туда взносы и вышли из нее. Это вполне логично.


— Это будет финансовая катастрофа для Совета Европы? 


— Нет, но это будет большая и серьезная проблема.

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх