Последние комментарии

  • Ivan Tickunov18 сентября, 21:44
    Как будто можно было ожидать чего-то другого от нынешней Украины Движение к миру в Донбассе: шаг вперед и два назад
  • Maxim Макс.18 сентября, 20:39
    В результате чего вычеты в три раза превысили льготыВолодин рассказал о новых налоговых льготах и вычетах
  • koko18 сентября, 19:20
    Партия жирных котов Путина.«Единая Россия» готовит «апгрейд» партии

Над голодовками теперь смеются. Российские политики дискредитировали этот инструмент борьбы

Как голодали политики в современной России и чего они не добились

Незарегистрированная на выборах в Мосгордуму юрист Фонда борьбы с коррупцией Любовь Соболь 14 августа объявила, что прекращает свою голодовку. Она объяснила это просьбой матери фигуранта «московского дела» о массовых беспорядках Алексея Миняйло, который голодал из солидарности с Соболь.

Сама она держала голодовку с 13 июля. Это не помогло. Своей цели — допуска на выборы — Любовь Соболь не добилась.

 

Daily Storm вспомнил несколько заметных историй, когда голодовка становилась инструментом политической борьбы, и попытался разобраться, почему этот метод популярен.

 

За последние 15 лет политики и активисты голодали часто, по множеству поводов и в основном достаточно бессмысленно. Этим они дискредитировали голодовку как инструмент политической борьбы, считает журналист Роман Попков — бывший руководитель московского отделения ныне запрещенной в РФ Национал-большевистской партии.

 

«Когда-то давно слово «голодовка» стояло в одном ряду со словом «восстание», — говорит Попков, — если нет возможностей, ресурсов, чтобы поднять восстание. Но власть поставила тебя в такие невыносимые условия, что нет ни малейшей возможности жить дальше: ты объявляешь голодовку. Восставший народ строит баррикады и берет булыжники. Восставший одиночка или небольшая группа идеалистов часто могут использовать в борьбе единственное, чем владеют: свое тело, свою жизнь».

 

По мнению Попкова, бессмысленные голодовки без какой-то цели или с целями заведомо невыполнимыми обесценили ее как метод: «Мы говорим о голодовке как об инструменте борьбы слабого с сильным. Человека с системой. Говорим об эффективности этого инструмента. И о дискредитации этого инструмента».


Поголодали — не получилось

 

Депутат Госдумы от КПРФ Михаил Заполев в 2004 году объявил голодовку в знак протеста против монетизации льгот. Он намеревался просидеть в своей барнаульской приемной без еды до рассмотрения законопроекта Госдумой во втором чтении. «К сожалению, люди сами избрали эту власть, и теперь придется долго расхлебывать результаты бездумного голосования», — говорил тогда парламентарий.

 

Голодовка Заполева ни к чему не привела, закон приняли, а он до сих пор живет и здравствует.

 

Против монетизации льгот голодал даже нынешний глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин. Из текста заявления группы депутатов «Родины» следовало, что голодовка будет продолжаться до: 1) отмены закона о монетизации; 2) отставки правительства. Рогозин, казалось, был настроен решительно. Вот только голодовку завершил через 11 дней «по показаниям врачей».


Кстати, во время голодовки Рогозина о неподчинении партии заявил союз молодежи «За Родину!», активисты которого начали пикетировать Думу с лозунгом «Дима, съешь котлетку!». Видимо, политик в итоге решил внять просьбам молодых.

 

В 2011 году лидер «Левого Фронта» Сергей Удальцов начал свою практику голодовок в знак протеста против административных арестов. Продолжил он эту практику и после того, как отсидел по «болотному делу». В 2018 году он объявил уже сухую голодовку, когда его арестовали за участие в очередной несанкционированной акции (его обвинили в том, что он устроил несанкционированную акцию внутри санкционированной — против пенсионной реформы). Тогда супруга Удальцова заявляла, что ее мужа «намеренно калечат» и хотят «угробить его здоровье». Но чего именно добивался голодовками Удальцов — не очень понятно. Требование к власти перестать его арестовывать, например, выглядит странно и сомнительно. А других вроде как и не было.

 

Одной из самых медийных голодовок начала 2010-х стала акция справедливоросса Олега Шеина. Он боролся за пересмотр итогов выборов мэра Астрахани в 2012 году. По мнению политика, выборы, на которых он проиграл, набрав 30% голосов, были сфальсифицированы. Шеин голодал около 40 дней и вышел из голодовки, когда Центризбирком и суд «начали разбираться» в нарушениях на выборах. Но результат выборов это не изменило. Градоначальником Астрахани остался единоросс Михаил Столяров, а Шеин получил хорошую прессу и стал одним из заметнейших лиц «Справедливой России».

 

В 2016 году голодовку объявил экс-губернатор Кировской области Никита Белых, который тогда был под следствием по подозрению в получении взятки. «Он объявил ее в знак протеста против выдвинутого обвинения, а также из-за того, что к нему до сих пор не пустили брата и супругу… Белых не ест пять дней, вода и максимум хлеб», — сообщал тогда адвокат экс-губернатора Вадим Прохоров.

  

Жизнь на «хлебе и воде» закончилась через две недели. Никиту Белых убедили выйти из голодовки члены ОНК. Требования, особенно в формулировке «против выдвинутого обвинения, а также из-за того, что к нему до сих пор не пустили брата и супругу» — выполнены не были. Вообще, голодать против выдвинутого обвинения — довольно странно.

 

Лидер «Коммунистов России» Максим Сурайкин в августе 2017 года собрался «голодать до смерти». Его партию сняли с выборов в парламент Северной Осетии. «Если наш протест не возымеет действия, то мы перейдем к сухой голодовке. Я же для себя решил, что буду голодать до смерти», заявлял политик. «Коммунисты России» успели дойти до Верховного суда, который все равно не восстановил партию на выборах. За две недели голодовки господин Сурайкин, видимо, забыл, что был готов умереть ради регистрации списка.

 

Андрей Андрейченко в сентябре 2017 года протестовал против результатов муниципальных выборов в приморской Находке. Депутат и команда местного отделения ЛДПР требовали отменить результаты досрочного голосования и произвести пересчет голосов. Проголодал Андрейченко, правда, чуть больше суток и прекратил вредить своему здоровью, потому что «получил ответы», и еще потому, что «длительная голодовка может поставить под угрозу здоровье однопартийцев». После этого депутат вернулся в Москву.

 

В сентябре 2018 года кандидат в губернаторы Приморья Андрей Ищенко отказался принимать пищу в знак протеста против фальсификации голосов в пользу его оппонента от «Единой России». Ищенко даже пригрозил разбить во Владивостоке палаточный лагерь. Правда, уже на следующий день он отказался от своей затеи — из Москвы ему позвонил Геннадий Зюганов, а еще политик отметил «нотки взаимодействия» со стороны главы Центризбиркома Эллы Памфиловой. Губернатором Приморья Ищенко в итоге не стал, но, стоит заметить, что ЦИК результаты выборов отменил.


«Да, эти люди готовы умереть»

 

Но есть примеры и успешных голодовок. Так, в 2002 году готовился суд над Эдуардом Лимоновым, которого обвиняли в незаконном приобретении и хранении оружия. Силовики настаивали на закрытом процессе. И тогда четверо нацболов, в том числе две девушки, объявили голодовку, требуя открытого суда. Молодые люди голодали прямо в партийном штабе. В любое время туда могли приходить журналисты, чтобы удостовериться, что все по-честному.


«Тогда еще относительно свободное НТВ показывало ребят в теленовостях, и все видели: да, это серьезно, — вспоминает журналист Роман Попков. — Одна из девушек в итоге голодовку вынуждена была прекратить из-за резко ухудшившегося здоровья, но три других были готовы умереть, и было понятно: да, эти люди готовы умереть. Красные глаза, говорят тихо и медленно, скачущая температура — такие кадры в теленовостях».

 

Журналист понимает, что открытым суд сделали в первую очередь внимание прессы и заступничество европейских писателей, но уверен, что и «голодовка нескольких совсем молодых ребят, медленно убивавших себя на глазах всего мира, — тоже сыграла роль».

 

Еще одним примером может служить история с топ-менеджером ЮКОСа Василием Алексаняном. В 2008 году его должны были судить, но он имел положительный ВИЧ-статус, а за время пребывания в СИЗО его здоровье ухудшилось настолько, что он не мог даже нормально передвигаться без посторонней помощи. Тогда с требованием перевода Алексаняна в гражданскую больницу заголодал Михаил Ходорковский. Но кроме Ходорковского поддержать Алексаняна решила группа абсолютно разных по политическим убеждениям молодых людей. Они собрали пресс-конференцию и объявили: голодаем, пока Алексаняна не переведут в медучреждение.

 

В этих событиях принимал участие журналист и издатель альманаха moloko plus Павел Никулин. Он вспоминает, что перевода Алексаняна в больницу требовали адвокаты, но активисты решили усилить давление на суд.

 

«Тогда мы были группой молодых ребят, которые действительно были готовы умереть за это. Голодовка не была еще так дискредитирована, мы верили, что его переведут...» рассказывает Никулин. Он утверждает, что молодые люди были настроены очень серьезно.  

 

«Понимаешь, когда тебе 20 лет, ты думаешь, что все, готов умереть ради человека, ради будущего России и так далее. Все было серьезно, я реально там планировал умереть. Но при этом голодовка всего шесть дней длилась, а потом Алексаняна перевели в больницу. Там обмороки были, измененное состояние сознания, ты живешь просто в тумане каком-то. Совершенно по-другому воспринимаешь все. Но, как теперь я понимаю, нам по-серьезке ничего и не угрожало, потому что не перевести ВИЧ-положительного в больницу вариантов не было», — объясняет журналист.

 

Он отмечает, что сейчас не стал бы использовать голодовку как метод реальной политической борьбы из-за ее дискредитации и неэффективности. Он вспоминает голодовку Надежды Савченко, которая принимала протеин, голодовку Олега Сенцова, который тоже закончил, ничего не добившись.  

 

«Когда тебе 20 лет, тебе кажется, что ты живешь в тоталитарной России, в режиме более жестком, чем сейчас. И сейчас гайки у нас закручены гораздо сильнее, но мне 20-летнему в либеральной медведевской России жилось даже тяжелее, чем сейчас. Я 20-летний был готов и считал, что все это всерьез. Я 30-летний над собой бы, наверное, похихикал», заключает Никулин.


Современная история голодовок


Первой современной голодовкой в мире считается протест каторжан Российской империи против царизма в 1878 году. В начале XX века голодовки стали популярны в Англии. Есть мнение, что под влиянием журнала Free Russia, который выпускали в Лондоне русские эмигранты.

 

Голодали в 1909 году суфражистки (участницы движения за предоставление избирательного права женщинам). Так в 1909 году Мэрион Уоллес Данлоп, арестованная за попытку оставить граффити на стене Вестминстерского дворца, объявила голодовку. Ее освободили через трое суток.

 

Сообщается, что с 1906-го по 2004 год голодовки проходили в 127 странах с разной экономикой и разными политическими системами. Сесар Чавес голодал за равные условия труда, Нельсон Мандела — за окончание апартеида в Южной Африке, в Индии голодал Махатма Ганди, а в Британии — ирландские революционеры. А за последние годы голодовки объявлялись в мире по разным поводам: из-за несправедливых увольнений в Турции, за финансирование системы здравоохранения в Польше, ради свободы прессы в Сербии.

 

Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх